Меню Закрыть

Сценарий литературного путешествия по творчеству Л. Квитко

Поделиться:

"Полномочный посол детей в мире взрослых"

Поэтический час по творчеству Л. Квитко

Лев Квитко В гости

Ведущий. Какое это счастье для детского поэта, когда его стихи знают и любят. Выступает он перед детьми, вдруг споткнулся, забыл строчку, а весь зал ему дружно подсказывает. Так было с Чуковским, Маршаком, Барто, Михалковым… И такое же счастье выпало на долю Льва Квитко.

Лев Квитко писал на идиш – еврейском языке. Но как только появились первые переводы его стихов на русском языке, они стали печататься и на всех других языках. Переводчики у Квитко были замечательные: Анна Ахматова, Михаил Светлов, Самуил Маршак, Сергей Михалков, Елена Благинина и другие.

Реклама

М.Светлов, переводя стихотворение «Скрипка», был так заворожён музыкой стиха, что не удержался и прибавил к стихам последнее четверостишие, которого у Квитко не было. Послушайте это стихотворение.

Реклама
Реклама

СКРИПКА

Я разломал коробочку,
Фанерный сундучок.
Совсем похож на скрипочку
Коробочки бочок.
Я к веточке приладил
Четыре волоска —
Никто ещё не видывал
Подобного смычка.
Приклеивал, настраивал,
Работал день-деньской…
Такая вышла скрипочка —
На свете нет такой!
В руках моих послушная,
Играет и поёт…
И курочка задумалась
И зёрен не клюёт.
Играй, играй же, скрипочка!
Трай-ля, трай-ля, трай-ли!
Звучит по саду музыка,
Теряется вдали.
И воробьи чирикают,
Кричат наперебой: —
Какое наслаждение
От музыки такой!
Задрал котёнок голову,
Лошадки мчатся вскачь.
Откуда он? Откуда он,
Невиданный скрипач?
Трай-ля!
Замолкла скрипочка…
Четырнадцать цыплят,
Лошадки и воробушки
Меня благодарят.
Не сломал, не выпачкал,
Бережно несу,
Маленькую скрипочку
Спрячу я в лесу.
На высоком дереве,
Посреди ветвей,
Тихо дремлет музыка
В скрипочке моей

Ведущий. Семья Квитко была большой, бедной и очень несчастной. Отец и мать умерли рано от туберкулёза. За ними умерли пятеро братьев и сестёр. Остался он один с бабушкой. Она была главным человеком для поэта. Свои первые стихи он подпишет Лев Бабушкин.

БАБУШКИНЫ РУКИ.

Я с бабушкой своею
Дружу давным-давно.
Она во всех затеях
Со мною заодно.
Я с ней не знаю скуки,
И всё мне любо в ней.
Но бабушкины руки
Люблю всего сильней.
Ах, сколько руки эти
Чудесного творят!
Латают, вяжут, метят,
Всё что-то мастерят.
Так толсто мажут пенки,
Так густо сыплют мак,
Так грубо трут ступеньки,
Ласкают нежно так.
Проворные,— смотрите,
Готовы день-деньской
Они плясать в корыте,
Шнырять по кладовой.
Настанет вечер — тени
Сплетают на стене
И сказки-сновиденья
Рассказывают мне.
Ко сну ночник засветят —
И тут замолкнут вдруг.
Умней их нет на свете
И нет добрее рук.

Ведущий. Друзья вспоминали о нём как о человеке улыбчивом, мягком, весёлом и необыкновенно добром. Глядя на него, нельзя было сказать, что у поэта было трудное трагическое детство, что жизнь сложилась нелегко.

С 10 лет он работал для своего пропитания. Работал, где придётся, хозяева подолгу его не держали, был рассеян. В школу он не ходил. В письме к К. И. Чуковскому Л. Квитко писал: «С 10 лет я работал для своего пропитания. О школе я не мел и мечтать. Школу я видел только снаружи. Нужда, тяжкая работа у разных хозяев в разных городах и местечках была моей школой. Я рос на хлебах у голода – маслобойном заводе, у кожевенника, у маляра… в окружении таких же, как я, изнурённых и бездомных мальчишек». 

Читать поэт выучился сам, по складам разбирая сперва еврейские, а потом и русские тексты. Первую русскую книжку он стал читать как еврейскую – справа налево, и очень удивлялся, что ничего не понимает.

Первую же книжку стихов Лев Квитко написал для детей. Прежде считалось, что детям лирические стихи недоступны, поэт опроверг это. Ему это было легко – он и сам оставался ребёнком до конца своих дней. В игрушки с маленькой дочкой играл даже более увлечённо, чем она сама, а главное, никогда не уставал удивляться ничему на свете. Он и в стихах своих то и дело удивляется и восхищается.

ВЕСНА

Сколько грязи весенней,
Луж глубоких, хороших!
Как привольно тут шлёпать
В башмаках и калошах!
С каждым утром всё ближе
К нам весна подступает.
С каждым днём всё сильнее
В лужах солнце сверкает.
Палку бросил я в лужу —
В водяное оконце;
Как стекло золотое,
Раскололось вдруг солнце!
Солнце в луже осталось
Всё таким же красивым,
Оно плещет и блещет
Золотым переливом.
—  Солнце, с лужей прощайся!
Что же это такое:
Почему ты сдружилось
С этой мутной водою?
В луже тесно и мокро,
Грязь — от края до края…
—  Пока воду не выпью.
Не уйду никуда я!

Ведущий. Лев Квитко – один из самых добрых, жизнерадостных поэтов в мире. В чистом и ясном мире его поэзии нет места злу. Кошки у него не ловят птиц и мышей.

КИСОНЬКА

 Слыхали вы про кисоньку
Про милую мою?
Не любит мама кисоньку,
 А я её люблю.
Она такая чёрная,
А лапки — точно снег.
Ну, всех она наряднее
И веселее всех!
Сказала мама кисоньке: —
Лови у нас мышей! —
Не слушается кисонька.
К чему мышата ей?
Не слушается кисонька.
Резвится весь денёк:
То за мячом погонится,
То мне на шею — скок!
А приласкаешь кисоньку,
Погладишь по спине —
Глаза зажмурит кисонька
И помурлычет мне.
Глаза откроет кисонька,
А я уж под столом.
Она мяучит жалобно
И бегает кругом.
В кувшин заглянет, в чашечку:
Куда я деться мог?
Да сверху вдруг откуда-то
Ко мне на шею — скок!
А ночь настанет тёмная,
Усну я рядом с ней…
Мышат не ловит кисонька.
К чему мышата ей?
Но вскоре как-то с кисонькой
Беда стряслась у нас.
Её на кухне с мышками
Застала мама раз.
Она резвилась, прыгала,
Каталась кувырком,
И с нею мышки весело
Кружилися рядком.
Схватила мама кисоньку —
И чем я мог помочь?__
И за ворота вынесла
И выбросила прочь.
И горько-горько плакал я,
Всё кисоньку жалел.
И даже с новой лошадью
Играть не захотел.
И всё не мог утешиться… ^            
Но что там слышу я?
Скребётся в двери кисонька,
Затейница моя!
Тут стали обниматься мы,
Пустились с нею в пляс.
 А мама только глянула
И не бранила нас.
Живёт со мною кисонька,
Затейница моя.
Хоть мама и не рада ей,
Да рад ей очень я.

СМЕЛЫЕ   ВОРОБЬИ

Бежит среди цветов и трав
Садовая дорожка,
И, к жёлтому песку припав,
Крадётся тихо кошка.
«Ну, — думаю тревожно я, —
Тут что-то не в порядке!»
Гляжу — два шустрых воробья
Обедают на грядке.
Денёк погож, обед хорош,
Кругом покой и ясность.
Ну, правда, разве тут поймёшь,
Что так близка опасность!
Пируют мирно дурачки,
А кошка уж у грядки.
Шерсть дыбом, хищные зрачки
Горят, как в лихорадке.
Хотел я крикнуть громко «брысь!»
В каком-то страхе диком, —
Вдруг птички сами сорвались
И закружились с криком.
Сердито крылышками бьют,
Пищат над кошкой, вьются,
Ей отдышаться не дают,
Одуматься, очнуться.
Она от них — они за ней,
Орут: «Ага, попало?»
Домчалась кошка до сеней,
Юрк в щёлку и… пропала.

Ведущий.  В душах маленьких читателей он сеет доброе отношение к миру. Для его героя нормальное движение души – сначала спасти жука от ливня, а потом снова вынести его в сад.

ЖУЧОК

Над городом ливень
Всю ночь напролёт.
 На улицах — реки,
Пруды — у ворот.
Трясутся деревья
Под частым дождём.
Промокли собаки
И просятся в дом.
Но вот через лужи,
Вертясь, как волчок,
Ползёт неуклюжий
Рогатый жучок.
Вот падает навзничь,
Пытается встать.
Подрыгал ногами
И встал он опять.
До места сухого
Спешит доползти,
Но снова и снова
Вода на пути.
Плывёт он по луже,
Не зная куда.
Несёт его, кружит
И гонит вода.
Тяжёлые капли
По панцирю бьют,
 И хлещут, и валят,
И плыть не дают.
Вот-вот   захлебнётся —
 Гуль-гуль! — и конец…
Но смело играет
Со смертью пловец!
Пропал бы навеки
Рогатый жучок,
Но тут подвернулся
Дубовый сучок.
Из рощи далёкой
Приплыл он сюда —
Его принесла
Дождевая вода.
И, сделав на месте
Крутой поворот,
К жучку на подмогу
Он быстро идёт.
Спешит ухватиться
Пловец за него,
Теперь не боится
Жучок ничего.
Плывёт он в дубовом
Своём челноке
По бурной, глубокой,
Широкой реке.
Но вот приближаются
Дом и забор.
Жучок через щёлку
Пробрался во двор.
А в доме жила
Небольшая семья.
Семья эта — папа,
И мама, и я.
Жучка я поймал,
Посадил в коробок
И слушал, как трётся
О стенки жучок.
Но кончился ливень,
Ушли облака.
И в сад на дорожку
Отнёс я жука.

Ведущий.  Устами пятилетних, шестилетних, семилетних детей ему легче было выразить свою любовь к жизни, свою простую веру в то, что жизнь создана для радости. Мир детей в поэзии Квитко – широкий и просторный, светлый и беззаботно свободный. Душа ребёнка была открыта для поэта, и он читал в ней, как в своей собственной душе.

Я   САМ

«Я сам, я сам!» Наш молодец
Всё хочет делать сам.
И в самом деле, помогать
Никто не просит мам.
Без дела парень не сидит —
В работе день-деньской.
Рукам покоя не даёт,
Какой уж там покой!
Кладёт он глину ком на ком —
Построить нужно дом
С крыльцом, с высокою трубой,
Чтоб дым валил столбом.
Сготовить надо на обед
В ведёрке вкусный суп,
Заправить варево песком,
Добавить щебня — круп.
Сражаться с курами в саду
Приходится ему.
Он осаждён со всех сторон,
Легко ли целый батальон
Осилить одному?
Подходит вечер. Наш герой,
 Рассеяв вражью рать,
За юбку матери держась,
Идёт покорно спать.
Пусть мать несёт его ружьё,
Уж очень долог путь.
А ноги до кроватки сам
Дотащит как-нибудь.
Ведь он трудился целый день,
Он просто сбился с ног,
Как хорошо, что мама с ним,
Что он её сынок!

Ведущий. Лев Квитко считал, что детство – важнейший период в жизни человека, что оно обязательно должно быть прожито радостно, разумно, весело – оно должно быть счастливым! И делал всё, чтобы его маленькие читатели были способны радоваться солнцу, дождю, речке, лесу – всем проявлениям жизни.

АРБУЗ

Что это: сказка, песня
Или чудесный сон?
Арбуз тяжеловесный
Из семечка рождён.
Затоптано подошвой
То семечко, но в срок
Пророс из влажной почвы
Зелёный стебелёк.
Промыт весенним дождичком
Просушен ветерком,
Листок подрос немножечко
И стал большим листом.
И снова небо чистое,
И падает роса,
И вот у листьев-листиков
Арбузик родился.
В листочках, как в пелёнках,
На крошке-стебельке
Висит на шее тонкой
Арбузик весь в пушке.
Мне и сестре на радость
Арбузик круглый рос.
Я сплёл ему ограду,
Сберёг от жадных коз.
Однажды, удивлённый,
Гляжу — лежит арбуз
Там, где лежал зелёный
 Арбузик-карапуз.
С полосками, значками
И с белою щекой…
Я сжал арбуз руками —
Трещит… Вот он какой!
Я нож до сердцевины
Вонзил — раздался хруст
И на две половины
Распался мой арбуз.
Попробовал: не горько!
И съел арбуз я весь.
Осталась только корка
Да семечек — не счесть.
Из корки полосатой,
Из половинок двух,
Пусть воду пьют цыплята,
Пусть воду пьёт петух.
А семечки арбуза
Нанизаны на нить.
Могу теперь я бусы
Сестрёнке подарить.
Что это: сказка, песня
Или чудесный сон?
Арбуз тяжеловесный
Из семечка рождён.

Ведущий. Он очень любил солнце. Грустил, если небо было в тучах. А когда солнце вновь появлялось, не мог усидеть дома. Спешил на улицу и жену тянул за собой: «Идём, идём, солнце взошло!».

Много солнца и в его стихах. Много радости, счастья и света, восхищения тем, что живёт и растёт под солнцем. А о самом солнце поэт написал только одно стихотворение – в 1944 году, когда над нашей родиной после трёх военных лет вставало солнце Победы. Стихотворение так и называется – «К солнцу». 

К  СОЛНЦУ

Солнце, солнце взошло
И лучи пролило,
И коснулось земли
Золотое тепло.
Разлилось по лугам,
По широким полям,
По листве молодой,
По смолистым стволам.
И луга зацвели,
И посевы взошли.
К солнцу тянется всё
Из нагретой земли.
Дуб могучий растёт,
И ромашка цветёт,
 И былинка в пыли
Светом солнца живёт.

Ведущий. Лев Квитко был страстным патриотом своей Советской отчизны. Он ощущал себя частицей советского народа и не мыслил свою жизнь вне Родины.

Без Родины умрёт мой стих,
Чужой и матери и детям,
С тобой, страна, живёт мой стих
И мать его читает детям.

Ведущий. «…И мать его читает детям…» — вот это было заветной и вечной мечтой поэта. Он писал большей частью стихи для самых маленьких, для тех, кто ещё не научился читать. Он писал стихи, представляя себе, как читает их своим детям мать. И писал много, щедро. Всё ему было мало, всё ему казалось, что он ещё не выговорился до конца.

Сколько тайн я разгадаю,
Сколько сказок я сложу!
Эти тайны, эти сказки
Всей земле перескажу!

Ведущий. Но и за те годы, которые были отпущены ему судьбой, Лев Квитко сказал детям много. Его сказки, колыбельные песенки переходят из поколения в поколение, они являются самым лучшим, самым прочным памятником своему умному и доброму создателю.

Его любимое солнце навсегда погасло для него 12 августа 1952 года. Солнце его стихов осталось с нами. Этому солнцу светить долго.

Автор: Федотова Ольга Петровна заведующий организационно-методическим отделом 
центральной библиотеки им. Ю. Гагарина г. Новочебоксарск

Лого сайта ЛитСова.РФ

ЛИТСОВА.РФ

Related Posts