Меню Закрыть

Сценарий литературной игры «Он зовется Саша Черный»

Поделиться:

"Он зовётся Саша Чёрный"

Путешествие по поэтическому миру Саши Чёрного

Саша Черный Стихи для детей

ВЕДУЩИЙ. (Читает стихотворение Саши Чёрного «Детям»)

Может быть, слыхали все вы — и не раз,
Что на свете есть поэты?
А какие их приметы,
Расскажу я вам сейчас:
Уж давным-давно пропели петухи…
А поэт еще в постели.
Днем шагает он без цели,
Ночью пишет всё стихи.
Беззаботный и беспечный, как Барбос,
Весел он под каждым кровом,
И играет звонким словом,
И во всё сует свой нос.
Он хоть взрослый, но совсем такой, как вы:
Любит сказки, солнце, елки, —
То прилежнее он пчелки,
То ленивее совы.
У него есть белоснежный, резвый конь,
Конь — Пегас, рысак крылатый,
И на нем поэт лохматый
Мчится в воду и в огонь…
Ну, так вот, — такой поэт примчался к вам:
Это ваш слуга покорный,
Он зовется «Саша Черный» …
Почему? Не знаю сам.
Здесь для вас связал в букет он, как цветы,
Все стихи при свете свечки.
До свиданья, человечки! —
Надо чайник снять с плиты…

Реклама

ВЕДУЩИЙ. Но мы с вами не прощаемся с поэтом Сашей Чёрным. Он оставил нам билеты. Вот они. (Показывает) Давайте представим, что мы пришли на вокзал. Около поезда толкучка, все прощаются, обнимаются, машут руками, платками. Представили?

Реклама
Реклама

Нам нужно сесть в поезд, который отходит в …  (смотрит на часы). Ой, ребята, нам уже пора отправляться. Кто у нас будет машинистом? (выбирают машиниста) Усаживайтесь поудобнее и в путь.

 Слышится паровозный гудок.

МАШИНИСТ. (Читает отрывок из стихотворения «Поезд»)

Третий звонок. Дон-дон-дон!
Пассажиры, кошки и куклы, в вагон!
До свидания, пишите!
Машите платками, машите!
Машинист, свисти!

Паровоз, пыхти:
Чах-тах!
Поехали-поехали,
Чах-тах-тах.

ВЕДУЩИЙ. Мы “отъезжаем” от придуманного нами вокзала, и начинается удивительное путешествие по поэтическому миру Саши Черного.

МАШИНИСТ. Внимание! Мы подъезжаем к первой станции «ИГРУШКИ».

ВЕДУЩИЙ. На этой станции, ребята, мы узнаем о детстве поэта.

Саша Чёрный родился 1 октября 1880 года в семье провизора – семье довольно зажиточной, но малокультурной. Отец его, агент крупной химической фирмы, часто бывал в разъездах. Мать, больную, истеричную женщину, дети раздражали. Когда глава семейства возвращался, она жаловалась на детей, и отец, не входя в разбирательство, их наказывал.

Чаще других доставалось Саше – исключительному придумщику и фантазеру. Впоследствии он напишет стихотворение «Несправедливость». Послушайте отрывок из этого стихотворения. 

Отец табак свой докрошил,
Вздохнул, одернул вниз жилетку:
Был суд и справедлив, и прост:
Шесть порционных лоз меньшому,
Двенадцать – среднему. А мне…
Мне полных двадцать, как “большому”.

Хотя у Саши были и отец, и мать, мальчик практически не знал детства. Никто никогда ничего не дарил ему, когда он был ребёнком. И когда он за неимением игрушек находил в доме что-нибудь, что можно было бы приспособить для игры, его наказывали. Часто под рукой оказывались карты. И он строил из них домик.

Читает отрывок из стихотворения «Карточный домик».

Начинается постройка!
Не смеяться, не дышать!
Двери – двойки, сени – тройки…
Стоп! упал, так стой опять.
В уголке швейцар на койке –
На семерке будет спать.
 …………………………..
 
С новосельем! бим и бом!…
Дом готов. Еще на крыше
Надо две трубы повыше.
Не дрожи, голубчик дом!
Не качайся, ради бога…
Ни, ни, ни! еще немного…
Ах!
Зашатался на углах,
Перегнулся, пошатнулся
И на скатерть кувырком, –
Вот так дом…

ВЕДУЩИЙ. Всё это мало походит на счастливое детство. Не правда ли, ребята? Но, несмотря на это его детские стихи полны радости, озорства, любопытства.

Тук! Я новенькая книжка.
Что глядишь во все глаза?
Здравствуй, мальчик, стрижка-брижка,
И шалунья егоза!

ВЕДУЩИЙ. А сейчас мы отправляемся на детский остров, где есть именно то самое, чего был лишен маленький гимназист Саша Чёрный.

Слышится паровозный гудок.

МАШИНИСТ. Читает отрывок из стихотворения «Поезд».

Машинист, свисти!
Паровоз, пыхти:
Чах-тах-тах-тах!
Вот наши билеты –
Чурки да шкурки,
Бумажки от конфет!
Под уклон, под уклон,
Летим как пуля.

ВЕДУЩИЙ. Вот и Детский Остров. На нём поэт спрятался на время и сам стал ребенком, мир, который и прост, и ясен.

МАШИНИСТ. Станция «ВЕСЁЛЫЕ ГЛАЗКИ»

ВЕДУЩИЙ. Когда-то Саша Чёрный определил своих любимых персонажей – «дети, звери и народ”. Вот и наше путешествие начинается со стихов, посвящённых детям.

Детство для поэта — это то игра, то занятия, то купанье в речке, то озорство – словом, вечное движение.

         На коньках

Мчусь, как ветер на коньках
Вдоль лесной опушки…
Рукавицы на руках,
Шапка на макушке…
Раз-два! вот и поскользнулся…
Раз и два! чуть не кувыркнулся…
Раз-два! крепче на носках!
Захрустел, закрякал лед,
Ветер дует справа.
Елки-волки! полный ход –
Из пруда в канаву…
Раз-два! по скользкой дорожке…
Раз и два! веселые ножки…
Раз-два! вперед и вперед…

Про девочку, которая нашла своего мишку

 Мишка, мишка, как не стыдно!
Вылезай из-под комода…
Ты меня не любишь, видно?
Это что еще за мода…
Как ты смел удрать без спроса?
На кого ты стал похож?
На несчастного барбоса,
За которым гнался еж…
Весь в пылинках,
В паутинках,
Со скорлупкой на носу…
Так рисуют на картинках
Только чертика в лесу.
Целый день тебя искала –
В детской, в кухне, в кладовой,
Слезы локтем вытирала
И качала головой…
В коридоре полетела, –
Вот, царапка на губе…
Хочешь супу? я не ела –
Все оставила тебе.
Мишка-миш, мохнатый мишка,
Мой лохматенький малыш!
Жили-были кот да мышка…
Не шалили! слышишь, миш?
Извинись, скажи: не буду
Под комоды залезать.
Я куплю тебе верблюда
И зеленую кровать.
Самый мой любимый бантик
Повяжу тебе на грудь:
Будешь милый, будешь франтик, –
Только ты послушным будь…
Что молчишь? возмем-ка щетку –
Надо все соринки снять.
Чтоб скорей тебя, уродку,
Я могла расцеловать.

           ***

Зимою всего веселей
Сесть к печке у красных углей,
Лепешек горячих поесть,
В сугроб с голенищами влезть,
Весь пруд на коньках обежать
И бухнуться сразу в кровать.
Весною всего веселей
Кричать средь зеленых полей,
И думать о белой зиме,
Пушистые вербы ломать
И в озеро камни бросать.
А летом всего веселей
Вишневый обкусывать клей,
Купаясь, всплывать на волну,
Гнать белку с сосны на сосну,
Костры разжигать у реки
И в поле срывать васильки…
Но осень еще веселей!
То сливы сбиваешь с ветвей,
То рвешь в огороде горох,
То взроешь рогатиной мох…
Стучит молотилка вдали —
И рожь на возах до земли…

ВЕДУЩИЙ. Дети в стихах С.Чёрного такие же любопытные, как вы.

Приставалка

– Отчего у мамочки
На щеках две ямочки?
– Отчего у кошки
Вместо ручек ножки?
– Отчего шоколадки
Не растут на кроватке?
– Отчего у няни
Волоса в сметане?
– Отчего у птичек
Нет рукавичек?
– Отчего лягушки
Спят без подушки?…
 
 – Оттого, что у моего сыночка
Рот без замочка.

ВЕДУЩИЙ. Пора отправляться в путь.

Слышится паровозный гудок.

 МАШИНИСТ. Паровоз, пыхти:
Чах-тах-тах-тах!
Вот наши билеты –
Чурки да шкурки,
Бумажки от конфет!

МАШИНИСТ. Станция «ЗВЕРЮШКИ».

ВЕДУЩИЙ. Читает стихотворение «Кто?»

Кто?
ВЕДУЩИЙ. Ну-ка, дети! –
                        Кто храбрее всех на свете?
                        Так и знал – в ответ все хором нараспев:

ДЕТИ.             Лев!

ВЕДУЩИЙ. Лев? Ха-ха… Легко быть храбрым,
                        Если лапы шире швабры.
                        Нет, ни лев, ни слон… Храбрее всех малыш –

ДЕТИ.              Мышь!

ВЕДУЩИЙ. Сам вчера я видел чудо,
                        Как мышонок влез на блюдо
                        И у носа спящей кошки
                        Не спеша, поел все крошки.
                        Что?

ВЕДУЩИЙ. Читает стихотворение «Слон».

 «Слоник, слоник, настоящий слон живой, —
 Отчего ты всё качаешь головой?»

ЧТЕЦ.              — «Оттого что, потому что, потому —
                        Всё я думаю, дружок, и не пойму…
                        Не пойму, что человек, такой малыш,
                        Посадил меня в клетушку, словно мышь…
                        Ох, как скучно головой весь день качать!
                        Лучше бревна дали б, что ли, потаскать…»

ВЕДУЩИЙ.

— «Слоник, слоник, не качай ты головой!
Дай мне лучше поскорее хобот свой…
Я принес тебе из бархата слона,
Он хоть маленький, но милый. Хочешь? На!
Можешь мыть его, и нянчить, и лизать…
Ты не будешь головой теперь качать?..»

ВЕДУЩИЙ. Читает стихотворение «Скрут»

«Кто живет под потолком?»

ДЕТИ.               — Гном.

ВЕДУЩИЙ. «У него есть борода?»

ДЕТИ.              — Да.

ВЕДУЩИЙ. «И манишка, и жилет?»

ДЕТИ.               — Нет…

ВЕДУЩИЙ. «Как встает он по утрам?»

ДЕТИ.              — Сам.

ВЕДУЩИЙ. «Кто с ним утром кофе пьет?»

ДЕТИ.              — Кот.

ВЕДУЩИЙ. «И давно он там живет?»

ДЕТИ.              — Год.

ВЕДУЩИЙ. «Кто с ним бегает вдоль крыш?»

ДЕТИ.               — Мышь.

ВЕДУЩИЙ. «Ну, а как его зовут?»

ДЕТИ.              — Скрут.

ВЕДУЩИЙ. «Он капризничает, да?»

ДЕТИ.              — Ни-ког-да!..

Слышится паровозный гудок.

 МАШИНИСТ. Под уклон, под уклон,
Летим как пуля.
Первый вагон –
Не качайся на стуле!

МАШИНИСТ. Станция «Живая азбука».

Как только машинист объявил станцию, все дети превращаются в буквы. Они тихонько веселятся, прыгают. После слов ведущего каждая буква говорит свои слова.

 ВЕДУЩИЙ.

Буквам очень надоело
В толстых книжках спать да спать…
В полночь – кучей угорелой
Слезли с полки на кровать.
А с кровати – на пол сразу,
Посмотрели – люди спят –
И затеяли проказу,
Превесёлый маскарад.

БУКВА А.

Астра в садике цветёт –
Аист, вам пора в поход!

БУКВА Б.

Бык весь день мычит и ест.
Белка держит хвост, как шест.

БУКВА В.

Ворон может жить сто лет.
Волк овце – плохой сосед.

БУКВА Г.

Гусь шагает, как солдат.
Груша зреет – Гриша рад.

БУКВА Д.

Дятел в дуб всё тук да тук…
Дуб скрипит: «Что там за стук?»

БУКВА Ё.

Ёж под ёлкой удивлён:
Ёлка с иглами – и он.

БУКВА Ж.

Жаба ждёт, раздув живот, –
Жук летит ей прямо в рот.

БУКВА З.

Зяблик в роще засвистал,
Заяц струсил и удрал.

БУКВА И.

Ива клонит ветви в пруд,
Индюки всегда орут.

БУКВА К.

Крыса мчится через мост.
Кот за ней, задравши хвост.

БУКВА Л.

Лебедь – родственник гуся,
Лошадь – зебре, лещ – ершам.

БУКВА М.

Мышь глядит на потолок:
«Муха, свалишься, дружок!»

БУКВА Н.

Норка ловит рыб в волне.
Носорог храпит во сне.

БУКВА О.

Ослик влез в чертополох.
Обезьянки ищут блох.

БУКВА П.

Пчёлка трудится весь день,
Петушку и клюнуть лень.

БУКВА Р.

Рыжик прячет в мох колпак.
Рак был негр, а стал, как мак.

БУКВА С.

Слон ужасно заболел –
Сливу с косточкою съел.

БУКВА Т.

Тигр свирепей всех зверей,
Таракан же всех добрей.

БУКВА У.

Утка – опытный нырок.
Ужик любит холодок.

БУКВА Ч.

Червячок влез на цветок,
Чиж слетел – и клюнул в бок!

БУКВА Я.

Ястреб – ловкий птицелов.
Ягуар – гроза лесов.

Слышится паровозный гудок.

МАШИНИСТ. Все по местам. Дети рассаживаются. Поезд отправляется в путь.

Машинист, свисти!
Паровоз, пыхти:
Чах-тах-тах-тах!

МАШИНИСТ. Станция Фокса Микки.

ВЕДУЩИЙ. Больше всего любил Саша Чёрный писать л тех, кто ближе к людям, – о лающих и мяукающих. Посмотрите, ребята, нас кто-то встречает.

Выходит Микки Фокс.

ФОКС МИККИ. Здравствуйте! Вы не узнали меня?

По веранде ветер дикий
Гонит листья все быстрей.
Я веселый фоксик Микки,
Самый умный из зверей!

ВЕДУЩИЙ.  Как вы думаете, собаки умеют думать? Эта собака умеет. Давайте послушаем, о чём же она думает.

ФОКС МИККИ. Моя хозяйка Зина больше похожа на фокса, чем на девочку: визжит, прыгает, ловит руками мяч (ртом она не умеет) и грызет сахар, совсем как собачонка. Все думаю – нет ли у нее хвостика? Ходит она всегда в своих девочкиных попонках; а в ванную комнату меня не пускает – уж я бы подсмотрел.

Вчера она расхвасталась: видишь, Микки, сколько у меня тетрадок. Арифметика – диктовка – сочинения… А вот ты, цуцик несчастный,  ни говорить, ни читать, ни писать не умеешь.

Гав!  Я умею думать – и это самое главное. Что лучше: думающий Фокс или говорящий попугай? Ага!

Читать я немножко умею – детские книжки с самыми крупными буквами.

ВЕДУЩИЙ. Ребята, как вы думаете, что важнее всего в жизни?

Давайте, послушаем, что думает по этому поводу Микки.

ФОКС МИККИ.   Что важнее всего в жизни? Еда. Нечего притворяться! У нас полон дом людей.  Они разговаривают, читают, плачут, смеются – а потом садятся есть. Едят утром, едят в полдень, едят вечером.  А Зина ест даже ночью – прячет под подушку бисквиты и шоколадки и потихоньку чавкает.

Как много они едят! Как долго они едят! Как часто они едят.  И говорят еще, что я обжора…

Сунут косточку от телячьей котлетки (котлетку сами съедят!), нальют полблюдца молока – и все.

Фокс Микки садится за стол и начинает писать.

ВЕДУЩИЙ. Эта собака умеет не только думать, но и писать.

ФОКС МИККИ. Писать…   Смейтесь, смейтесь (терпеть не могу, когда   люди смеются)! – писать я тоже научился. Правда, пальцы на лапах у меня не загибаются, я ведь не человек и не обезьяна. Но я беру карандаш в рот, наступаю лапой на тетрадку, чтобы она не ерзала, – и пишу.

Сначала буквы были похожи на раздавленных дождевых червяков.  Но фоксы гораздо прилежнее девочек. Теперь я пишу не хуже Зины.  Вот только не умею точить карандашей. Когда мой иступится, я бегу тихонько в кабинет и тащу со стола отточенные людьми огрызочки.

ВЕДУЩИЙ. Микки даже ведёт дневник.

ФОКС МИККИ. Делает вид, что пишет.

Карандаш дрожит в моих зубах… Ах, что случилось!  Мы вернулись из Парижа на пляж, и я немножко одурел. Носился мимо всех кабинок, прыгал через отдыхающих дам, обнюхивал знакомых детей – душечки! – и радостно лаял. К черту Зоологический сад, да здравствует собачья свобода!

И вот…  допрыгался. Повернул к парку, нырнул в какой-то зеленый переулок, попал в чужой огород – растерзал старую туфлю, – оттуда в поле, оттуда на шоссе – и все погибло! Я заблудился… Сел на камень, задрожал и потерял “присутствие духа”.

Обнюхал   шоссе: чужие подметки, пыль, резина и автомобильное масло…  где моя вилла? Домики вдруг стали все одинаковые, дети у калиток, словно мыши, сделались похожи друг на друга. Вылетел к морю – другое море!  И небо не то, и берег пустой и шершавый…  Старички и дети обдирали со скалы устриц, никто на меня и не взглянул.  Ну конечно, идиотские устрицы интереснее бездомного фокса! Песок летит в глаза. Тростник лопочет какой-то вздор. Ему, дураку, хорошо – прирос к месту, не заблудится… Слезы горохом покатились по морде. И ужаснее всего: я голый! Ошейник остался дома, а на ошейнике мой адрес.  Любая девчонка (уж я бы устроил!) прочла бы его и отвела меня домой.  Ух! Если бы не отлив, я бы, пожалуй, утопился… Примечание: и был бы большой дурак, потому что я все-таки отыскался.

 Ну, а теперь прощайте, знаете ли, очень много дел. Недавно я начал писать стихи.

Встаёт и важно уходит.

ВЕДУЩИЙ. Фокс Микки – совсем не выдумка. У Саши Чёрного жила собака, тоже Фокс и с тем же самым именем – Микки. Они были неразлучными спутниками и прекрасно понимали друг друга. Существует даже легенда, что, когда хозяин скончался, Микки прыгнул к нему на грудь и тоже умер от разрыва сердца. Вот такая печальная легенда. Ну, а нам пора.

Слышится паровозный гудок.

 МАШИНИСТ. Следующая станция «Кошачья санатория».

Машинист, свисти!
Паровоз, пыхти:
Чах-тах-тах-тах!
Летим как пуля.
Первый вагон –
Не качайся на стуле!

Эй, вы, куда?
Кондуктор, сюда!
Вон там сзади
Взрослые дяди,
Тра-та-та, тра-та-та,
Они без билетов…
Зайцы-китайцы, –
Гони их долой!
Чах-тах, тах-тах,

ВЕДУЩИЙ. Саша Чёрный был всегда неравнодушен к собакам и кошкам. Кошки, наверное, были ему даже ближе Один из самых первых псевдонимов, выбранных поэтом, звучал так – «Сам по себе». Вот и кошки, они тоже всегда сами по себе. Даже в Кошачьей санатории каждая из них держалась обособленно. Хотя и о санатории лучше пусть расскажет белогрудый кот Бэппо. Поглядите, он уже нас встречает.

Выходит кот Бэппо.

 ВЕДУЩИЙ. Уважаемый Бэппо! Расскажите, пожалуйста, нам о Кошачьей санатории.

БЭППО. В Риме с давних пор существует обычай: если какой-нибудь кот или кошка преступно себя ведёт, или если хозяин настолько беден, что не может держать своих домашних зверей в хорошем теле, или если сумасшедшая иностранка заведёт себе котёнка, а потом, уезжая, не знает, куда его девать, – то таких несчастных сбрасывают на форум Траяна.

ВЕДУЩИЙ. К какой из этих категорий вы изволите принадлежать?

БЭППО. Я думаю, что ко всем трём. В детстве меня подобрала у ресторана мисс Нелли. Она меня накормила, унесла к себе, вычесала всех блох, поцеловала меня в носик и в лапочки, опрыскала какой-то вонючей штукой, нацепила на меня зелёный бантик… Две недели я жил у неё….. а потом … пришёл кривоногий грубиян в синей блузе, унёс её чемоданы, и я очутился на улице.

Потом я поселился у бедной прачки. У неё было много работы и очень невкусная еда. Ещё когда она работала дома, я терпел. Приходили соседки, дети с ними … А у детей, знаете, всегда что-нибудь есть: кусок селёдки, пирожок….

Но когда моя прачка стала уходить на работу, а меня запирать в чулан, чтобы я на голодный желудок её проклятых мышей ловил, – нет, пусть сама ловит их….

Я не выдержал, вышиб головой стекло и  …

Так я оказался здесь. Но я здесь долго не задержусь. У меня есть план – побега, чтобы жить самому по себе на полной воле. Ну, пока, я побежал. У меня ещё много дел.

Уходит.

Слышится паровозный гудок.

 МАШИНИСТ. Чах-тах, тах-тах,
Машинист, тормозите!
Чах-тах-тах,
Первый звонок!
Чах-тах,
Чах-тах-тах.
Надо вылезать.

ВЕДУЩИЙ. Нежная любовь к миру детства всегда сопровождала поэта. Своих детей у Саши не было, к сожалению. Но зато чужие всегда окружали его в изобилии. Даже находясь в эмиграции, Саша Чёрный последнюю свою опору находил в детях, в детской улыбке, в детском обществе.

У него была мечта о чуде, о таком волшебном дне, когда все дети Земли могли бы собраться все вместе в общий хоровод. Ведь у детей так много общего!

 Читает стихотворение «Дети»

Дети

Ах, сколько на свете детей!
Как звезд на небесном челе…
По всей необъятной земле
Кружатся, как стаи чижей…
 
 Япончата,
Китайчата,
Англичане и французы,
Узкоглазые тунгузы,
Итальянцы и испанцы,
Арапчата, негритята,
Португальцы, –
Перебрали мы все пальцы,
На ногах еще ведь есть,
Да не стоит – всех не счесть.
 
 Все любят сласти, игры и сказки,
Все лепят и строят – подумай, дружок.
У каждого ясные детские глазки.
И каждый смеется и свищет в свисток.
 
 Ах, когда б собрать всех вместе,
Верст на двести
Растянулся б хоровод…
 
 Завертеться б, закружиться,
Сразу всем остановиться,
Отдышаться всем на миг –
И поднять веселый крик.
 
 Птицы б с веток все слетели,
Солнце б дрогнуло вверху,
Муравьи б удрали в щели,
Ветер спрятался б во мху.

ВЕДУЩИЙ. Вот и подошло к концу наше путешествие, которое вы всегда можете продолжить, раскрыв книги С. Чёрного: «Детский остров», «Дневник Фокса Микки», «Кошачья санатория».  

Автор: Федотова Ольга Петровна заведующий организационно-методическим отделом 
центральной библиотеки им. Ю. Гагарина г. Новочебоксарск

Лого сайта ЛитСова.РФ

ЛИТСОВА.РФ

Related Posts